Ширвиндт написал пронзительное письмо из больницы: «Снаряды рвутся рядом»

Письмо из больницы!

«Мне бы больше хотелось иметь безвестность здоровым, чем славу в реанимации»

Александр Ширвиндт в больнице. Лечится от коронавируса — как он говорит, от модной болезни.

Телефон, взорвавшийся от звонков с момента госпитализации, выключил.

Как он говорит: Больница — самое подходящее место для философствования.

«К Новому году наш театр выпустит открытку. На ней — я в маске и текст арии Мистера Х. Актуально. Последний куплет, если помнишь, такой:

Устал я греться у чужого огня, Но где же сердце, что полюбит меня.

Живу без ласки, боль свою затая… Всегда быть в маске — судьба моя.

Имре Кальман. Оперетта «Принцесса цирка». 1926 год.

Больница, конечно, самое подходящее место для старческих философствований. Вот лежу с модным заболеванием под опекой врача от Бога Маши Лысенко.

У нас все вокруг думают, что паника с вирусом — чья то провокация. Нет, это не так и, говоря нашим театральным шершавым языком, идёт генеральная репетиция апокалипсиса…

Страшно усилился падеж друзей.

У меня всегда существовало ощущение, что такие титаны, как мои друзья Кобзон, Говорухин, Захаров, Виктюк, Джигарханян, Жванецкий не приспособлены к понятию «гроб».

Но они ушли, и начинаешь думать, что…

Немного хочется поразмыслить. Сегодня снаряды рвутся рядом, кончается эпоха моего поколения.
Кто-то ещё держится. На даче теплится под прикрытием уникальной ласки Олечки Остроумовой мой друг Валечка Гафт — человек, который на моих глазах одним пальцем поднимал десятикилограммовые гири.

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Ширвиндт написал пронзительное письмо из больницы: «Снаряды рвутся рядом»